Пропаганды в демократическом обществе

ПропагандаПарадоксальным образом граждане пост­советской России в полной мере ощу­тили всю опасность массированной пропаганды имен­но тогда, когда их страна сбросила коммунистические оковы. Казалось бы, все наоборот: ведь это прежде, в советское время, тоталитарный режим активно при­менял методы массового зомбирования и «промыва­ния мозгов». Однако на самом деле  официальная ком­мунистическая действовала достаточно эф­фективно в далекие сталинские времена и в хрущевское десятилетие «оттепели». Тогда, в 20-50-е годы XX ве­ка, значительная часть общества действительно вери­ла в коммунистические идеалы и поддавалась соответ­ствующему манипулированию. Но с середины 60-х си­туация изменилась. Коммунистическая идеология утратила популярность в обществе, и хотя громоздкая пропагандистская машина по-прежнему работала, тол­ку от ее деятельности было все меньше и меньше. В 70-80-е годы практически никто в Советском Союзе уже не верил казенно-официальным мифам о скором построении коммунизма и о стремительном загнивании капитализма. Сознавая лживость пропагандистских по­сулов, люди старались действовать в соответствии с жи­тейской логикой и здравым смыслом. Им казалось, что они надежно защищены от влияния любой пропаганды.




Однако как только советская система рухнула, ме­сто прежней, громоздкой и неэффективной казенно-официальной пропагандистской машины мгновенно заняли новые производители и распространители вли­яния. Экспансия современной коммерческой и политической рекламы, ориентированной на стандарты ци­вилизованных стран, застала постсоветского челове­ка врасплох. Прежние пропагандисты, функционеры идеологического аппарата коммунистической партии, делали свою работу без старания и энтузиазма, зная, что им все равно никто не верит. Новые же мастера влия­ния повели наступление на массового человека во все­оружии современных методик и средств психологиче­ского воздействия. Оказалось, что россияне в большин­стве своем совершенно лишены иммунитета против этого действительно мощного и эффективного пропа­гандистского механизма, они легко становятся объек­тами его влияния и манипулирования.

За­щититься от негативного влияния индивидуума — это не значит обезопасить себя. Проблема гораздо глубже. Нужно уметь защититься от деформирующего влия­ния общества и пропагандистской машины.

Согласитесь, что многие разделяют «мнение народа» о политиках — «все равно обманут». Мы не сомневаемся в том, что у тех, кто имеет власть и соответствен­но средства, есть масса возможностей убедить множе­ство людей практически в чем угодно — покупать зуб­ную пасту определенной марки или голосовать за кан­дидата, о котором телевизор прожужжал все уши.

Мы знаем, что нас обманывают. Что же мы предпри­нимаем, против пропаганды? Во что же выливается наше знание? В подав­ляющем большинстве случаев — в цинизм и недоволь­ство своей жизнью. Нас обманули! Опять! И снова обманут — можете не сомневаться! Так что оставим по­пытки к сопротивлению — они бесполезны. Так?

Или все-таки нас обманывают потому, что мы прене­брегаем защитой, не хотим думать и действовать в со­ответствии со своей свободной волей? В который раз с горечью убеждаешься в правоте классика, сказавше­го, что русские «ленивы и нелюбопытны» и, добавим, всегда готовы обвинить в своих бедах кого угодно, хоть того же Пушкина — только не себя.

Но социальные психологи полагают, что защитить­ся от влияния общества и пропаганды не только возможно, но и не­обходимо! Вот слова одних из самых именитых: «Мы… истово верим — есть иной выбор, нежели только наив­ное принятие плодов пропаганды, с одной стороны, и тотальный цинизм, объединенный с жаждой развле­чений, — с другой». Этот выбор заключается в знании — знании методов влияния и методов эффективного про­тиводействия влиянию пропаганды.

«Зачем это мне? — спросите вы. — Я же не собира­юсь сдвигать горы и разоблачать президентов!» Пусть даже так, но эти знания помогут вам в любой сфере жиз­ни — от личных отношений до самых официальных. Ес­ли вас пока вполне устраивает, что вас обманывает, скажем, наш губернатор, то вряд ли кто-то останется спокойным, если его обманет собственный начальник или законная супруга, а ведь методы везде примерно одни и те же.




 Устоите ли вы против пропагандисткой машины?

Добрая половина нашей жизни превра­тилась в рекламную паузу. Поначалу реклама нас интересовала — как-никак часть новой ры­ночной действительности; теперь она обычно кажется невыносимой, иногда — забавной, чаще — вульгарной или просто глупой. Однако, поверьте, эта дама вовсе не глупа! Просто она не слишком разборчива в средствах. Она использует все наши слабые стороны, чтобы до­биться своего, так что было бы большой ошибкой счи­тать ее слабым противником.

В сталинские годы тысячи людей голосовали за смерть врагов народа, которых никогда в глаза не виде­ли. Что ими двигало — только ли страх? Нет, большин­ство из них были уверены в своей правоте — под влия­нием пропаганды. Это, слава Богу, в прошлом. Но давай­те задумаемся, что сейчас делает с нами пропаганда? Вряд ли она ослабила с тех пор свою хватку — с такими достижениями просто так не расстаются. Времена из­менились — изменились цели пропагандистов, но если сегодня нас не агитируют за коммунизм и против капитализма, это вовсе не значит, что нами перестали ма­нипулировать. За что же сегодня голосуем мы, пребы­вая под воздействием пропаганды? Не нужно думать, что мы намного умнее своих дедов. Если вы пройде­тесь пешком практически по любой городской улице, то столкнетесь с бесчисленными досками объявлений, афишами, наклейками на бамперах и надписями па ав­тобусах и такси — каждая с каким-то рекламным при­зывом. Вероятно, у вас на кухне полно упаковок с про­дуктами, и на любой из них вы увидите по крайней ме­ре по одному рекламному обращению. Похоже, не существует места, свободного от рекламы. За исклю­чением, правда, умирающих деревень и провинциаль­ных городков.

Пойдите на теннисный турнир, спектакль столич­ного театра, футбольный матч, и вы везде найдете рек­ламу корпоративных спонсоров. Отправьтесь в кино, и вы обнаружите, что товаропроизводители заплатили изрядную сумму (для Голливуда это приблизительно $50 миллионов в год), чтобы ваши любимые кинозвез­ды пользовались в фильме их изделиями. Что говорить, если даже непоколебимый Джеймс Бонд изменил сво­ей полувековой привычке. Агент 007, который всегда пил только мартини, «взболтанный, но не смешанный», в порыве алчности забыл об этом: в фильме «Золотой глаз» Джеймс Бонд заказывает «»Smirnoff Black», не­разбавленный» — кинокомпания польстилась на круп­ную сумму, которую получила за то, что в кадре ока­зался именно этот сорт спиртного. Посмотрите на тол­пу в центре города, и вы увидите, что человеческие тела превратились и ходячие ДОСКИ объявлений с фирмен­ными знаками на футболках и бейсболках, не говоря уже о вездесущих ярлыках модельеров. Даже если яр­лык всемирно известного модельера нашит на «пале­ную» продукцию, это лишь упрочит его славу — совер­шенно бесплатно.

За американцами, например, ежедневно охотятся 18 миллиардов журнальных и газетных объявлений, 2,6 миллиона рекламных радиопередач, 300 тысяч рек­ламных телепередач, 500 тысяч досок объявлений II 40 миллионов комплектов прямой почтовой рассыл­ки. Производители тратят в год более $165 миллиар­дов на прямую рекламу и свыше $115 миллиардов па различные дополнительные способы продвижения то­варов (купоны, бесплатные образцы, скидки, премии и т. п.). Это 2,2% валового национального продукта США, или более $10 тысяч в год на каждого амери­канца. В нашей стране цифры скромнее, но с каждым годом они становятся больше! Мы неотвратимо дви­жемся в мир рекламы, в котором живет Америка.

Но убеждение — специальность не только рекламо­дателей и торговцев. Например, американское прави­тельство тратит свыше $ 400 миллионов в год на опла­ту более 8000 работников, ведущих пропаганду поли­тики США и американского образа жизни. Результаты: достоинства «американского пути» превозносят 90 филь­мов в год, 12 журналов па 22 языках и 800 часов в сут­ки программы «Голос Америки*- на 37 языках, с ауди­торией, насчитывающей 75 миллионов слушателей. К сожалению, мы не можем привести такой статистики для России, по очевидно, что пропаганда ведется и на нее тратятся немалые деньги.

Рабочее место также всегда было ареной для пропаганды. В одном исследовании подсчитано, что директора тратят более 80% своего времени па устное обще­ние, — и большую его часть с намерением в чем-то убе­дить своих подчиненных или уговорить их. Опять-та­ки, само по себе это ни хорошо пи плохо. Вопрос в том, насколько ущербным для вас может оказаться такое количество убеждения, о котором мы иногда просто не задумываемся.




Читайте также:

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: